Осторожно, непохожий английский!

Самое очевидное различие между разными языками — это лексика, слова языка. Затем идёт грамматика — не слишком родственные языки опираются на разные грамматические конструкции, и мы замечаем это, как только начинаем учить иностранный язык.

Ещё одна категория — уже более глубоких отличий — лежит в социокультурной плоскости. И мне они кажутся самыми интересными, поскольку и сам язык — явление социокультурное. Поэтому речь пойдёт об образах, ассоциациях и поговорках в языке.

Пословица – душа народа

Голодный как волкЯвляется ли самобытное мышление англичан результатом жизни на острове и отрыва от цивилизации — сказать трудно, но самобытность налицо. Взять хотя бы нашу поговорку «Я голоден как волк». Вот, почему французы думают тут в том же ключе, что и мы — «j’ai une faim de loup», а англичане «едят лошадь» — «I could eat a horse»? Французы, на минуточку, к Англии поближе будут, да и вклад в формирование современного английского сделали куда более заметный. Ан нет, — лошадь. И потом, где краски, где экспрессия? Неужели факт трапезы кониной будоражит английское воображение не меньше, чем образ голодного волчары?

Или ещё про волка. «Про серого речь, а серый навстречь». Во французском — «quand on parle du loup on en voit la queue» — про волка вспомнишь, а уже и хвост видать. Английский вариант? Дьявола помянешь, он и появится («speak of the devil and he appears»), — скукота!

Про «курам на смех» во французском не нашёл, зато в немецком всё дословно — «da lachen ja die Hühner». У англичан, невероятно смешно и нелепо становится, только когда начинают смеяться коты — «enough to make a cat laugh».

Конечно, англичане не всегда оказываются оригиналами. Скажем, вместо слона, которого мы делаем из мухи, англичане привыкли делать гору из кротовины (и снова — маленькая горка, большая гора — скукотища) — «make a mountain out of a molehill». И французы тут с ними заодно. А по-испански годятся оба варианта.

С «убить одним выстрелом двух зайцев» всё ещё неоднозначнее. Кроме нас тем же способом достигают двух целей за раз только болгары, литовцы и португальцы. Англичане же сбивают двух птиц одним камнем — «to kill two birds with one stone». А вместе с ними то же самое делают все, кто говорит на немецком, греческом, испанском, итальянском (итальянцы ловят двух голубей на одну семечку), казахском, турецком, персидском, китайском, японском, корейском и тайском. Но ассортимент этим не ограничивается. Можно ещё, оказывается, «одним ударом прихлопнуть двух мух» — гумманностью отличились чешский, сербский, датский, нидерландский, эстонский, финский, шведский, норвежский и исландский языки.

Как бы там ни было, своеобразные аллегории и подчёркнутая фактологичность английских пословиц и поговорок вам бросятся в глаза не раз.

Далёкая близкая Япония

Но хватит поговорок, взглянем с другого ракурса. В японской газете «The Japan Times», выходящей на английском языке, в своё время печатались короткие эссе о языковых казусах условного американца Mr. Lerner (созвучно с «learner» — «изучающий»), приехавшего работать в Японию. Позднее эти эссе были изданы на английском языке в виде сборника «Nihongo notes» («Записки о японском языке»). К слову, сама концепция мне кажется превосходной — каждое эссе объясняет какой-нибудь из оборотов или конструкцию, которые иностранцу, изучающему японский язык, кажутся неожиданными. Конечно, большинство из них неожиданны и для русских студентов, изучающих японский язык. Но немало там и таких примеров, которые с нашей русскоговорящей позиции просто не заслуживают отдельных двух страниц разъяснений.

Скажем, мы можем сказать «купи мне, пожалуйста, газету на обратном пути», если не хотим, чтобы наша просьба прозвучала слишком навязчиво. В точности то же самое делают японцы. Несчастный американец воспринял это буквально, то есть как руководство к действию, и никак не мог понять, почему газету нужно покупать именно по пути назад.

В другом эпизоде все японцы в офисе катались от смеха, когда он пообещал на следующий день «принести свою сестру». Обратите внимание — вы-то, наверняка, уже догадались в чём дело! В английском языке вы можете как «bring something» (принести что-то), так и «bring somebody» (привести кого-нибудь). Японцы же, так же как и мы, в этом случае употребляют разные глаголы для одушевлённых и неодушевлённых предметов.

Ещё один любопытный пример оттуда же, но начну издалека. Помню мне трудно было подобрать адекватный английский перевод для слов «тётя» или «дядя» в смысле «незнакомый человек, прохожий». Приходится говорить что-нибудь вроде «stranger» — «незнакомец» — но такая замена, всегда оставляет странный осадочек, и я не мог понять почему. Пока не наткнулся однажды на одно из эссе в том же сборнике. Итак, Мистер Лёрнер наблюдает следующую картину в книжном магазине: маленький мальчик стоит в проходе, по которому движется посторонняя девушка. Мама мальчика, стоящая неподалёку, говорит сыну: «Подвинься, пожалуйста. Дай старшей сестре пройти.» У американца немедленно происходит короткое замыкание, — секунду назад он был абсолютно уверен, что девушка — не родственница, а просто ещё один случайный покупатель. От типичной для нас ситуации этот эпизод отличает только специальное японское слово «старшая сестра» (вместо «тётя»), отсутствующее в русском языке. Так вот почему нам не с руки называть сограждан «незнакомцами»! Мы одна большая семья, и все люди в ней братья и сёстры (во всяком случае, на подкорке). На крайний случай дяди и тёти. 🙂 А у англичан — «communities», т.е. «сообщества, группы граждан».

* * *

К чему это я всё? К тому, что образные отличия между языками не подчинены лексике и грамматике. При всей непохожести грамматического строя и письменности, в социокультурном плане русский язык может оказаться гораздо ближе к тому же японскому, чем к английскому языку, входящему с русским в одну языковую семью. Нас могут занимать иероглифы, отсутствие будущей формы глаголов и сказуемое, всегда стоящее в конце предложения, но будьте готовы к тому, что по необычности мышления именно английский язык многим даст фору. При этом, выражается это часто не в особой красочности, а, как вы могли заметить, очень даже наоборот… от чего такое мышление кажется только ещё более необычным.

Если вам понравилась статья, пожалуйста, поделитесь ей в соцсетях с помощью этих кнопок. Она может оказаться полезной кому-то из ваших друзей, а нам будет приятно. Спасибо.

Осторожно, непохожий английский!: 7 комментариев

  1. А как же «Помяни чёрта [рогатого], он и появится»? В русском языке и тоже не про волка…
    И отечественное — «я бы слона съел» — тоже вполне английской модели соответствует.
    Хотя и не про лошадь:)

    • Ну, видишь, как богат русский язык 🙂

      «Голодный, поэтому могу съесть много и без разбора» — это как раз очевидный, не аллегоричный вариант. И ему почему-то отдаётся предпочтение в английском языке.

      Про «чёрта» гугл выдаёт едва-едва, и те — переводы английской пословицы. Не уверен вообще, что это не калька. «Маша и три медведя» вон тоже стала русской народной сказкой только после того, как Толстой её с английского перевёл.

  2. «I could eat a horse». Я с вами не согласен насчет того, что здесь нет выразительности. Дело в том, что для англичанина поесть конину — это дикость. http://www.rg.ru/2013/02/12/myaso.html На такую дикость можно пойти только в случае крайней нужды. Например когда голоден.

    • Денис, всё верно, но познаётся, как говорится, в сравнении. Голодный волк набрасывается на еду, не раздумывая. Пожалуйста вам, выразительность и образность. Сравните с кониной. Ну, понятно, сильно проголодался, да. А где экспрессия? Англичанам наверное это кажется очень выразительным — ну, так о том-жешь и речь.

Добавить комментарий